Перейти

ИГ. Смертельная приманка

    546

В последнее время темой №1 российских и иностранных СМИ является так называемое «Исламское государство» (ИГ) - экстремистское, террористическое движение, запрещенное в России с декабря 2014 года. В публикациях часто поднимается проблема ухода молодежи в ряды этого движения.

Мы помним студентку МГУ Варвару Караулову, которую чудом удалось перехватить на границе Турции и Сирии. Есть также факты вызволения из паутины ИГ дагестанских девушек и парней. Что же влечет молодого человека в эту воинствующую группировку, объявившую себя государством и старающуюся показать миру свою беспредельную жестокость, творимую на подконтрольных территориях?

Если заглянуть в историю образования этого «государства», то мы видим, что это крыло, отколовшееся от «Аль-Каиды» и выбравшее самостоятельный путь, очередной так называемый «джихад», и объявившее себя преемником халифата, который был разрушен Ататюрком (Мустафаì Кемаìль - первый президент Турецкой республики. - прим. «МИ») в начале ХХ века. Развитие и силу это движение приобрело на почве разрушенных при прямом содействии США и западных государств Ирака и Сирии, когда население этих стран оказалось втянуто в состояние перманентной родоплеменной междоусобицы. При ослаблении режимов Ближнего Востока ИГИЛ теперь выступает как сильный и жестокий противник цивилизации. Заметно ослабевший режим Башара Асада в Сирии при поддержке России оказывает противостояние ИГИЛ, но говорить об успехах пока не приходится.

Говоря о деятельности «халифатчиков», мы видим, насколько бесчеловечны их поступки, насколько они озверели в своем самоуправстве. Заживо сжигают людей, прямо перед камерами режут, расстреливают целыми селами… Это при том, что вслух произносят Шахаду - свидетельство мусульманина, убивать при котором категорически запрещено. Что касается неправомочности действий «джихадистов», то с критикой их деятельности публично выступили многие ученые исламского мира. И ни один из муфтиев или богословов не поддерживает это вновь образовавшееся «государство». Так же и российские богословы полностью отрицают шариатскую основу деятельности «игиловцев». Об этом было сказано и в мае 2015-го на мусульманском форуме в Магасе (Ингушетия).

Считать случайным образование такой хорошо обученной и идеологически подготовленной террористической коалиции на территории, которая контролируется США с 2003 года - со времен свержения Саддама Хусейна, было бы очень близоруким подходом. Эксперты заявляют о прямой поддержке ИГ силами США и Великобритании через военные базы, расположенные в Катаре. Этому приводятся и документальные подтверждения. Также приводится множество фактов в подтверждение того, что лидеры этого движения имеют связи с сенаторами Конгресса США. Все это даёт нам основание говорить о целях и намерениях ИГИЛ и тех, кто его опекает. Сегодня с нефтяных месторождений, контролируемых ИГ, на черном рынке продается нефть по цене 25-60 долларов за баррель, что тоже серьезно влияет на мировую экономику. Ежедневный доход подпольщиков эксперты оценивают от одного до трех млн долларов США (!). Основным рынком сбыта считается Турция, через которую транзит нефти идет в третьи страны.

 

С молчаливого согласия...

С молчаливого согласия мировой общественности это «государство» крепнет и набирает силу. По всему миру развернута сильнейшая сеть пропаганды, развита система вербовки, шантажа и приманки. И вот одурманенные «джихадистскими» видеороликами, наводнившими Интернет, молодые люди кто за романтикой, кто для заработка стараются попасть в ряды «халифатчиков». Директор ФСБ России, председатель Национального антитеррористического комитета Александр Бортников на Саммите по борьбе с экстремизмом, проходившем 20 февраля этого года в Вашингтоне, заявил, что в рядах ИГ находятся более 1700 молодых людей из России. Дагестан упоминается в числе регионов, из которых воевать за ИГ уехало больше всего молодых людей. Эта проблема сегодня волнует многих, в том числе и государственные структуры. По различным публикациям и рассказам жителей, из отдельных сел на «джихад» уезжают по десять, двадцать семей. Это села Ново-Саситли Хасавюртовского района, совхоз «Комсомольский» Кизилюртовского района, Берикей Дербентского района и другие.

Что же манит молодежь в ИГ, практически на верную смерть? При изучении этого явления мы приходим к выводу, что уезжают в основном из сел, где раньше происходил аналогичный уход молодежи «в леса», в ряды боевиков так называемого «Имарата Кавказ» (запрещенная в России террористическая организация. – Прим. «МИ»). В «группе риска» также молодежь из аулов, где отсутствует исламское просвещение. Уезжающих можно разделить на три группы. Первая – это пропагандисты, имевшие определенный авторитет в салафитских кругах, имевшие определенные проблемы с правоохранительными органами и вследствие чего покинувшие республику. В их числе можно упомянуть Надира Абу Халида и Камиля Абу Султана (их гражданские имена - Надир Медетов и Камиль Султанахмедов). Эти лица примкнули к ИГ, публично принесли присягу верности их лидеру Абубакру аль Багдади и уже через Интернет стали активно призывать дагестанскую молодежь на войну. Вторая группа - молодые люди, имевшие криминальное прошлое и проходившие подозреваемыми по уголовным делам. Это в основном те, кто успел побывать «в лесах» и во избежание неотвратимой ликвидации уехал за границу. Такая категория составляет основной костяк боевиков. Третья группа - это так называемые «романтики» - молодые люди, не нашедшие свой путь в жизни, которых в ИГ привлекает форма, внешняя атрибутика, красивые лозунги. Это самая неорганизованная категория, которая подсознательно чувствует, что рискует жизнью, но, не имея другой альтернативы, все же уходит. В основном такие молодые люди забирают с собой семьи и уезжают как бы навсегда. Для многих такая поездка в реальности и оказывается последней. Зачастую, опомнившись, поняв, что совершили ошибку, разочаровавшись в идеологии ИГ, многие стараются вернуться. Но даже если им удается вырваться из цепких рук «джихадистов», не все понимают, что организация (ИГ) запрещена в России, и за участие в ее деятельности по возвращении они сразу подпадут под уголовную статью.

 

Кто смог вернуться...

Те, кто все-таки смог вернуться, рассказывают о совершенно иной жизни в этом квазигосударстве. Говоря о «законах», установленных там, можно судить о средневековом, совершенно диком подходе к жизни, о разделении людей на разные сословия, о казнях, не имеющих никакого подтверждения ни в шариате, ни в других законах. Это отношение к женщине как к какому-то предмету. Каждая женщина рассматривается как объект для развлечения. Если мужа убьют, ее тут же выдают за другого боевика, без ее согласия и разрешения родственников. Восстановлены невольничьи рынки, девушек из семей забирают и отдают в сексуальное рабство.

Сорокалетняя женщина (по этическим соображением имя женщины не раскрываем. - прим. «МИ») из Буйнакска вместе с мужем и сыном уехала в Сирию на «джихад» и потом, оказавшись в ИГ, потеряла там и мужа, и сына, и сразу была выдана замуж за другого боевика. Побывав там «женой» уже нескольких «мужей», она как-то смогла перебраться в Турцию и оттуда вернуться в Россию. Женщина рассказывает о жестоком обращении. Уезжая за «раем», она получила настоящий ад, потеряла близких и, совершенно разуверившись в святости призывов ИГ, вернулась на родину, где уже не имеет ни своего дома, ни сочувствующих близких. Историю этой женщины корреспонденту «МИ» рассказала ее теперь уже бывшая подруга, которая не пожелала назвать своего имени. И таких печальных примеров о сломанных судьбах можно привести бесконечное множество.

 

Ради чего?

Также мы порой видим, как безутешные родители справляют похороны по погибшим где-то на чужбине своим сыновьям. Не внимая призывам, что ИГ - это смертельно опасно, и их дети вряд ли вернутся оттуда живыми, родители соглашаются с «выбором» своих чад (кто-то и вовсе не спрашивает родителей). Каждый думает, что беда не коснется его. За что, ради чего они отдают свои жизни?! Сегодня арабский Ближний Восток превратился в самый неуправляемый регион, в котором царит анархия. Здесь уже не имеют слово авторитетные ученые, не могут управлять правители, ослабла правоохранительная система. Мы видим, как, рискуя жизнями, люди из Сирии тысячами на лодках переправляются через Средиземное море, убегая из своей же страны. Страх смерти гонит их. Обычно люди уезжают туда, где хорошо, а из России, получается, наоборот, уезжают туда, где плохо, где убивают, стреляют, вешают, разрушают…

Сегодня для мусульман в нашем государстве созданы все условия для совершения религиозных обрядов, открыты медресе, институты, библиотеки. В Дагестане самое большое количество мечетей в России. При желании здесь можно получить хорошие исламские знания. Государство только приветствует исламское просвещение. Соблюдение законов государства не мешает соблюдению религии. Глядя на тех, кто даже в этих условиях продолжает уезжать, можно утверждать, что на этот шаг молодого человека толкает неправильное толкование исламских знаний. Если в начале учебы в голову неопытного мутаалима (ученик медресе. - прим. «МИ») вбивается только то, что ислам - это религия джихада, и надо все время воевать на пути Аллаха, и нет иного спасения для мусульманина, чем умереть за веру, то неокрепшая психика этого молодого будет разрушена. Порой безвозвратно. Такие «уроки» молодой человек получает из Интернета, в соцсетях. В поисках приключений и романтики он все больше и больше увлекается псевдоисламом. Надо заметить, что в подобных призывах мы не находим ни одного высказывания о том, что необходимо уважать старших, слушаться родителей и т.д., одни лишь призывы на джихад.

 

ИГ как очередная попытка

То, что в нашем государстве нет условий для джихада, признали все авторитетные исламские ученые мира. Каждый призывающий к «джихаду», скрывая свои корыстные цели, прикрывается общеисламскими лозунгами. Из опыта прошлых двадцати лет нам необходимо сделать вывод, что ни к чему хорошему эти призывы и выступления не привели - Дагестан только отставал, только больше и больше погружался в кризис. Нельзя забывать и 1999 год, когда на территорию Дагестана «устанавливать шариат» вторглись вооруженные банды международных террористов, пытаясь спровоцировать в республике гражданскую волну. В последние годы, казалось бы, дагестанское общество начало понимать глупость, пагубность и бесперспективность любого «имарата», «халифата», за которыми всегда торчат уши США и их сателлитов. Республика возвращается на путь созидания. В Дагестане активно развивается ислам. А деструктивные силы, те, кто хочет оторвать Северный Кавказ от России, применяют различные способы для дестабилизации ситуации. Очередная попытка – это ИГ, назвавшее Кавказ территорией «халифата» и объявившее свои права на него. Нельзя исключать, что вернувшаяся с Ближнего Востока дагестанская молодежь (которой посчастливится выжить в этом аду) вновь не возьмется за оружие. Будет предпринимать попытки устанавливать средневековье здесь – вешать, сжигать, расстреливать.

Правоохранительная система нашей страны, конечно, приобрела за последние годы определенный опыт борьбы с бандподпольем и, естественно, любые попытки дестабилизации будут жестоко пресекаться. Но Дагестан будет опять отброшен в своем развитии, вместо инвестиций здесь будет режим КТО, а наши матери будут хоронить своих сыновей, попавшихся на опасную приманку псевдоисламского «джихада».

Магомедрасул Омаров, mi-dag.ru